Вход в систему

Главная

Трансформация традиции

Моя личная концепция практики  - Язов Е.С. (Ян Цоуцзе) 

Практикуя различные способы и приёмы китайских боевых искусств, – ушу с 1983 года в России, а с 2007 года традиционный тайцзицюань стиля У Цзяньцюаня в Китае и, являясь личным учеником традиционного мастера Сунь Сюя, я с полной однозначностью вижу необходимость адаптации традиционных форм совершенствования и самопознания, развившихся на Востоке, к реалиям жизни и образу мысли, укоренившимся в России.

Исторически так сложилось, что многие понятия и методы, развитые в среде традиционных мастеров ушу несколько отличаются, как от китайской современной действительности, так и, тем паче, от российской. Отличия эти настолько разительные, что дальнейшая жизнь и развитие традиционных форм совершенствования в Китае поставлены под угрозу. Угрозой, прежде всего, является, процесс глобализации и технократизации всего мирового сообщества, который идёт полным ходом, охватывая постепенно все страны и континенты, особенно это касается современного городского общества, как Китая, так и России.

Традиционная, древняя культура России, будучи мощным культурным, психологическим и этническим массивом в прошлом, ныне, благодаря индустриализации и, в связи с этим, десакрализации сознания каждого отдельного человека, сначала размылась, а теперь сохраняется лишь благодаря усилиям единиц. Фундамент этого, кажется, необратимого процесса/регресса был заложен в период христианизации, расцвёл во времена Петра I, а в современности обрёл свой окончательный вид тотального демографического вырождения и крушения оплота сакральной культуры.

Китай, на текущий период времени, повторяет историю России, которая прошла этот путь за несколько веков до него. Подвергаясь влиянию Запада, Китай, очарованный материальными благами и сиюминутными ценностями, забывает свои традиции, что влечёт за собой вырождение, тот же регресс, различных уникальных форм воспитания и культуры. Что самое важное в этом процессе – Китай теряет свой уникальный психологический фон. Методы, которыми пользовались недавние предки китайцев, уходят в прошлое,  и последние мастера ушу, такие как мой Учитель и ряд других, оказываются своеобразными хранителями “пережитков прошлого”. Современную молодёжь более интересует не традиции своей страны, а современные необходимости, как то, знание иностранных языков, карьера, престиж, со всеми выходящими отсюда последствиями. Данный процесс только начался, поэтому можно ещё обнаружить элементы традиционной культуры во всём, но это лишь внешняя сторона, внутренней же стороной является изменение направления развития в сторону индустриализации и коммерциализации, а последствия этого очевидны.

Мы же, ученики традиционных мастеров Китая, естественно, никогда не станем китайцами и носителями их генетической памяти, являя собой уже завершённую психологическую, душевную и эмоциональную структурность, в которой вопреки всему ещё теплиться огонёк некогда мощного генофонда, основы которого заложены в течение тысячелетий существования Руси и России.

Необходимо понимать, что на определённом уровне освоения традиционных форм совершенствования и самопознания, мы вынуждены откинуть методы, как таковые и перейти к памяти, наследуемой от предков, что делает нас носителями определённого генетического вида. То есть, практикуя такие направления самопознания, как например, тайцзицюань, мы, достигнув определённой ступени развития, уже не способны воспринимать экзотику и чисто китайские особенности стиля, но погружаемся в сферу, которая надлежит тому роду, чья кровь течёт в наших жилах. Это выражается даже на начальном этапе практики, когда славяне, не всегда способны понять и осознать то, что китайцы впитывают с молоком матери, но точно таким же образом и китайцы не способны постичь русских особенностей. Посему, в этом небольшом обращении, прежде всего, рассматривается вопрос, не столько о национальных особенностях, сколько о необходимости синтетического подхода и разумной адаптации тех положительных явлений традиции, которые могут привести к общему подъёму людей с точки зрения самопознания.

Культура того или иного народа не выражается во внешней атрибутике, скорее внешняя атрибутика (одежда и её элементы, особенности искусства, науки и религии) выражает особенные, надлежащие лишь данной этнической группе психологические особенности, связанные с её историей, географическим положением, языком и другими явлениями. За данной отраслью знания, уже прочно закрепилось название этнопсихология. В связи с этим, можно с полной уверенностью сказать, что, то, что для одной нации хорошо, для другой может быть недопустимо и даже губительно. Именно поэтому, должно чётко понимать необходимость адаптации, того или иного явления, например, элементов китайской традиции и культуры, к реалиям русской ментальности.

Совершенно не представляется возможным полного привнесения методов самопознания, со всеми их особенностями, в культуру, для которой эти методы являются инородными. При отсутствии должной и разумной адаптации, тот или иной метод не будет воспринят, а соответственно, будет отторгнут даже тогда, когда может быть полезным. Я, практикуя различные методы восточного, а точнее китайского происхождения и при этом, не являясь по рождению китайцем, со всей очевидностью понимаю это. Но также я понимаю и то, что традиционная русская и славянская культура современности, на уровне систем развития в массе народа, деградировала до состояния полного отсутствия. Всё что мы видим, – это лишь жалкие потуги приобщить современных русских людей к наследию, которое сознанием масс воспринимается, как некое кантовое лубочное явление, с кокошниками, хороводами и народными хорами.

Если среднестатистического русского человека спросить о том, как выглядел русский человек, например, IV или Vвеков, то не получим внятного ответа, так как глобализация предполагает утрату связи с корнями, а потому, и житель Древней Руси, в сознании обывателя, похож больше на лубочного мужичка в лопаточках. Но если задуматься, то можно понять, что, например, славянский князь Святослав Игоревич, был величайшим тактиком и стратегом и за всю историю своих бесчисленных воин, не проиграл, ни одной битвы. Его место в ряду таких исторических личностей как Александр Македонский и Юлий Цезарь. В связи с этим, обращаясь к его наследникам, можно задать вопрос: “Какими должны были быть русичи времён Святослава Игоревича, Игоря и Вещего Олега, если воюя под водительством этих легендарных людей, не терпели поражений в сотнях и сотнях воин?”.

То же можно сказать и о ближайшей истории. Каковыми же могли быть наши ближайшие предки, например, времён осады Азова? Каковыми методами они должны были владеть, если в 1641 году, при осаде крепости Азов турками, тогда как крепость обороняли не более 5,5 тысяч казаков и 800 женщин, с мая по сентябрь, когда по некоторым данным осаждающих было от 100 до 200 тысяч, казаки отбили 24 приступа. Последний, сентябрьский штурм длился непрерывно две недели. И всё же защитники Азова устояли. И тогда Михайло Шанович Татаринов, боевой казачий атаман, на кругу предложил ночью выйти из стен города и атаковать неприятеля в лагере. Последние защитники города, их было не более трёх тысяч, ночью вышли из крепости, но атаманцы, крымчаки, валахи и молдаване, все кто был в турецком войске уже ушли прочь от Азова. Но казаки на этом не остановились. Они тут же организовали погоню, во время которой был убит и крымский хан, и многие турецкие знатные вельможи. 

Зная всё это, понимая и оценивая свою историю, трудно себе представить до какой степени высок был уровень подготовки, а исходя из этого и образ мысли и жизни людей того времени. Сейчас всё изменилось. То, что было ценным, утратило свою ценность, а истинные жизненные установки изменились на фальшивую маниакальность к материальным благам, обильно поставляемым к нашему столу Западом. Сейчас уже не сыщешь действительных методов и способов совершенствования и самопознания, которыми в полной мере владели наши деды. Современные же неоязычники и собиратели древности не в счёт, так как не имеют в своём арсенале более или менее достойных путей к индивидуальному развитию, единичные же исключения лишь подтверждают правило.

В связи с этим, видя, как рассыпается оплот китайской традиционной культуры, повторяя историю России, я нахожу необходимым заявить буквально следующее. Необходимо взять всё самое ценное и значительное, что сумели сохранить традиционные мастера Китая и, отдав им должное, воскресить в адаптированном к современной действительности виде, стремление к развитию и самопознанию в массовой культуре России. Это представляется возможным лишь в том случае, если разумность изучения классического наследия стран Востока, будет на том уровне, чтобы не играть в ролевые игры, в великих китайских мастеров, а методом глубокого анализа и синтеза, переварить традиционные способы и преподавать эти методы с учётом психологических и национальных особенностей России. Мы, слава Богу, не китайцы и ими никогда не будем, но то, что на текущий момент можно взять у благорасположенного народа, необходимо брать не задумываясь. Тем более, у людей, которые идут навстречу с точки зрения передачи методических и практических хитростей искусства. Но, изучая эти методы, необходимо учитывать генетическое наследие Руси и её особую ментальность и преобразовывать классические методики сообразно исследованиям этнопсихологии, антропологии, биологии и психологии, тем самым инородное превращая в родное, а чуждое делая своим.

Для этого необходимо учесть и использовать крохи того величественного наследия, которым сформировался славянский и русский психотип. Это и специфические формы развития казаков-характерников, культуру игры скоморохов, знахарские и ведовские методы, приёмы и самое главное, миропонимание, психологические особенности языка и исходной из этого заговорной и речитативной традиции, из которой выросла целая плеяда замечательных русских поэтов. Всё это, при всей своей практической ценности, не имеет массовости и привязано к жизни малого числа людей, тогда как, если посмотреть на положительные стороны китайского подхода, они сумели сделать традиционное искусство массовым.

Это стало возможным в связи с тем, что в традиционных формах ушу Китая, существует определённая методика, которую более или менее думающий человек, способен понять и осознать. На Руси же, как таковой методики сформироваться не могло, так как во всех своих проявлениях, русский народ – это “народ игры”. Именно в игре, древние русичи познавали мир, осваивали военное ремесло, но именно по культуре игры был нанесён самый главный удар, в периоды христианизации, а позже индустриализации общества. Всем хороши китайские искусства, но в этих методиках, с точки зрения русских реалий, не хватает одного, самого главного качества – “русскости”. Зачастую, те русские ребята, которые осваивают традиционное ушу, “заигрываются в Китай”, как бы одевая на себя шкуру китайца, осваивающего различные методы и тонкости мастерства. Они ходят как китайцы, одеваются как они, кланяются, пьют китайский чай и едят китайскую еду, изучают китайский язык. Но насколько бы хорошо человек не освоил китайский язык и насколько бы много риса ни съел, он всё равно продолжает оставаться тем, кто он есть.

Всё это чревато, во-первых, тем, что происходит деформация образа мысли и как следствие дальнейшее разочарование и фрустрация, тогда как образ жизни, в действительности, кардинально они изменить не в состоянии в силу внешних условий жизни и, что самое главное, образам, которые ими впитаны с малых лет. Таким образом, наступает внутренний конфликт культур, на уровне субъекта, то есть психологическое, а в последствие и психосоматическое состояние несоответствия образа жизни, окружения с их увлечением. Это приводит к глубокому внутреннему стрессу, что заставляет основную массу людей воспринимать восточные традиции, как чужеродное, а иногда даже вредоносное, явление.

Во-вторых, помимо вышесказанного, возникает и искажение тех методов и практик, которые активно нам, естественно, из добрых побуждений, передают восточные учителя. Иногда из этого возникают уродливые формы и школы, которые перерастают иногда в сектантские полурелигиозные направления, вещающие рафинированные псевдодуховные теории, привнося в сознания людей полный беспорядок и непонимание предмета. Это дискредитирует, как традиционные восточные школы, не принося полезных результатов практики людям, так и ослабляет, либо деформирует, национальную самоидентификацию каждого заблудившегося человека.

Современная массовая культура, всё чаще и чаще отождествляет традиционные методы ушу, с голливудскими образами непобедимых бойцов и седобородых учителей, чему также немало способствуют и китайская индустрия, заинтересованная в этом и других мифах из политических и в какой-то степени экономических соображений. Формируя образы кино, как наиболее яркого вида искусства современности, Китай, как бы невзначай утверждает превосходство над Западом и Россией, настраивая массы китайцев на, и без того развитый, геоцентризм, внушая ему свою исключительность и особенность, по сравнению с другими культурами.

Таким образом, мы видим скрытое в китайцах, напускное снисхождение в сторону, бородатых варваров Запада. Чего стоит величайшая мистификация современности, якобы необычайная древность культуры и традиций Китая. Все великолепно уже убеждены, что китайская цивилизация существует никак не менее пяти тысячелетий, тогда как научные факты и, прежде всего, данные археологии, с невероятной настойчивостью показывают обратное – китайская цивилизация одна из самых молодых цивилизаций Земли. Народность, известная как Хань, то есть, собственно, китаец-монголоид, пришла и расселилась в бассейнах рек Хуанхэ и Янцзы, не ранее I-го тысячелетия н.э. на базе некогда существующей здесь цивилизации европеоидной расы – динлин. Подтверждений тому десятки тысяч, посему я не хочу глубоко уходить в доказательства, к тому это не является основной задачей нашей работы. Одно можно сказать точно, что мировой общественности, упорно и небезуспешно доказывается та концепция истории, которую создали для Китая миссионеры-иезуиты в XVII-XIX веках. Каков был их замысел, при редактировании китайской истории в сторону её “состаривания”, – загадка, но, наверное, то же самое, что и при редактировании русской истории, когда произошло резкое её омоложение.

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что все китайские формы традиционных боевых искусств, завершивших своё развитие не раньше начала XX века, может быть неплохой основой для формирования синтетического подхода в рамках развития личности в каждой стране мира. Ни в коем случае не умаляя достоинств традиционных мастеров ушу, мы должны приложить все силы к переосмыслению их методов и формированию собственного глубинного их понимания, в трезвом взгляде и с учётом всех национальных особенностей. Для этого необходимы – и трезвый подход к исторической науке, и включение в эту работу специалистов – врачей, физиологов и биологов. Помимо того необходимо учитывать, как уже говорилось выше, генетическую память, выраженную в образе мысли и, как следствие, в образе жизни.

Именно в этом аспекте сформирована моя работа, во-первых, как человека, радеющего за силу и здоровье своих людей, которые в силу независящих от меня причин, являются славянами. Во-вторых, как человека Земли, который не является сторонником глобализации и размывания национальных и культурных особенностей, как в рамках своего народа, так и в рамках иных народов и народностей. В-третьих, как человека, посвятившему более двадцати лет практике боевых искусств Востока и вошедшего в святая святых китайских ушу – семью ушу.

Будучи думающим человеком, мне интересно найти компромисс между действительно эффективными методами оздоровления, укрепления воли и духа и увеличения энергопотенциала, сформированными восточной культурой и, по моему мнению, древнейшим на Земле и, в своё время, сильнейшим славянским этносом, наследниками которой являются мои соотечественники. По моему мнению, практика восточных методов с иными целями, может быть губительна для человека и, продвигаясь всё выше и выше по пути освоения восточных методов, может начаться обратный процесс. Это выражается, как в нарушении здоровья, в психических и психологических реакциях, а иногда как самый примитивный самообман, создающий все условия для вырождения нации с последующей её ассимиляцией более сильными народами. Такое в истории происходило ни раз, опасность этого близка и сейчас. 

Будьте теми, кто вы есть, но не чурайтесь учёбы!

Язов (Азов) Е.С. (Ян Цоуцзе)

Пекин, 3 октября 2011 года.

         http://www.yazov.ru/statiy/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F-1/